Category: отзывы

Введение.

Я, Михаил Ярин "Хыч"- инструктор по выживанию в природной среде, эксперт по экипировке, охотник и путешественник. Действительный член Русского Географического общества.

Collapse )

Школа базовых навыков оутдора -The Real Outdoor Life Skills School (TROLSS)

The Real Outdoor Life Skills School (TROLSS) - Обучение начальным навыкам оутдора.
Полевые практические курсы для неподготовленных людей. Обучение навыкам полевой жизни и выживанию в природной среде. "Outdoor для чайников", снимание фобий, вызывание щенячьего восторга, пропаганда здорового образа жизни, развитие романтических состояний, воспитание оутдор гедонизма.


The Real Outdoor Life Skills School (TROLSS) на Facebook

The Real Outdoor Life Skills School (TROLSS) на YouTube


Я на YouTube , Facebook , Instagram , Вконтакте
  • Current Music
    Кипелов

ВВС США испытывает комплект выживания F-35A для экстремальных температур Аляски

191105-F-RQ072-0104

ВВС США (ВВС США) разработали и испытали арктический комплект для выживания, предназначенный для защиты пилотов истребителя F-35A Lightning II.
Испытания проводились летчиками 354-го истребительного крыла в центре города Фэрбенкс, штат Аляска, США. Команда летчиков использовала отрицательную камеру, чтобы воспроизвести резкие температуры аляскинского пейзажа. Новый комплект предназначен для защиты пилотов от отрицательных температур «в случае выброса». ВВС США заявили, что существующее спасательное снаряжение не поместится под сиденье самолета F-35A. 66-й учебный эскадрон, отряд 1, унтер-офицер Арктической школы выживания, отвечающий за операционный технический сержант Гаррет Райт, сказал: «Мы тестируем комплект, который сержант Джон Уильямс, технический сержант Бенджамин Фергюсон и я разработали в течение последнего года в рамках подготовки к интеграции. из F-35. » Тестирование включало две отдельные камеры, одна из которых была при -20 ° F ( - 29 С), а другая - при -40 ° F ( -40 С). Члены команды, оснащенные стандартным снаряжением для холодной погоды, вошли в камеры и проверили, как долго они могут носить специальное снаряжение из комплекта для выживания. Сотрудники оставались в камере в течение шести часов после установки нового снаряжения. Райт получил задание следить за состоянием наблюдателей каждые полчаса. Примерно через пять часов от начала испытания он обнаружил, что температура в одной из камер была -65 ° F ( -54 С), а в другой - -51 ° F ( -46С). Райт добавил: «Поняв, что температура окружающей среды в помещении была на уровне -65 ° F на пятичасовой отметке, я понял, что мы достигли гораздо большего, чем планировали изначально. «Лидеры крыльев хотели продукт, который поддерживал бы пилотов при -40 ° F, и хотя они были незапланированными, было ясно, что система сна может намного превзойти эту цель». После завершения теста четыре участника испытаний вышли из отрицательной камеры и предоставили отзыв об оборудовании. Команда выразила уверенность, что система поможет пилотам противостоять экстремальным температурам на Аляске.
Источник

СИВЕРА ЕМУРЛУК 2.0

У меня был один глобальный незакрытый вопрос. Куртка. Мой Траппер промокает. Долго, но промокает. Софт-шелл не мембрана. Брать пончо я не хотел. Нужно было решать вопрос с курткой. Выбор был невелик. "Сплав" или "Баск".... Вот это или и выплыло после ММБ весеннего. Каким-то ветром надуло мне на экран моего ноута отзыв о куртке СИВЕРА ЕМУРЛУК 2.0.
Не каких-то там модных блогеров-тестеров, а реальных участников оного ММБ. Я его ходил пару раз, контингент знаю. Врать не должны, ибо идейные они. И погоду вспомнил, что была нынче. Вообщем, появился у меня выбор.
И вот, на выставке, нос к носу я сталкиваюсь с небольшой, но сплочённой командой из СИВЕРЫ. Набрался наглости и спросил про куртку. Главный помолчал, подумал и на следующий день сказал мне: "Куртку дадим. С тебя отзыв."
Куртку прислали в магазин "Штурм", где кстати, СИВЕРЫ очень много. Основной магазин в Москве по этой марке.
https://bigwall.ru/




Достал, померил. Размер мой, ростовка моя. Цвет приятный и в тундре не чужой. Сразу понравилась регулировка объёма капюшона. Очень грамотно сделано. Не очень понравились липучки, регулирующие ширину рукава на входе. Хлипковато, как-то. Но проверим. Остальное всё по канонам. Можно идти под рюкзаком, карманы высоко, с поясом конфликтовать не будут.
Самое интересное оказалось на бирке с названием мембраны. Прочитал аж два раза.

- Поровая полиуретановая мембрана с субмикронным размером пор;
- Высокая водостойкость >20000 mm;
- Полностью защищает от ветра(CFM = 0,1);
- Рекордные для поровых материалов с высокой влагостойкостью дышащие свойства;
- Более неприхотлива в эксплуатации в сравнении с поровыми тефлоновыми и волоконными полиуретановыми мембранами;
- Высокая эффективность работы при малом градиенте давления водяного пара, что сохраняет высокие дышащие свойства в сложных для работы мембраны условиях(сильный дождь, туман или серьёзные минусовые температуры), а также увеличивает комфорт при повседневном использовании;
- Производится в Японии.

StormGuard 3L

Применяется в штормовых куртка высокого класса
Прочная и износостойкая верхняя ткань.
Прочный и износостойкий тканный внутренний слой ламината.
Новая долговечная DWR обработка.
Высокая водостойкость >20000 mm.
Дышащие свойства:
JIS L 1099 Upright Cup method MVTR A1 13000 г/м2/24ч,
JIS L 1099 Inverted Cup method MVTR B1 20000 г/м2/24ч.


http://sivera.ru/materials/stormguard/

Вот такие пироги... Посмотрим. У меня там может быть сыро по кругу.

СИВЕРА, на мой взгляд, самая закрытая компания российского оутдора. При этом, самая технологичная.

Термобелье. Часть 2.1 - обзор 35 производителей.

Оригинал взят у stepandurnev в Термобелье. Часть 2.1 - обзор 35 производителей.
Термобелье (оно же - термуха, вторая кожа, первый слой, thermo underwear) - избитая, но всегда актуальная тема.
На картинке ниже - горы, новозеландские овцы и нефтехимический завод. Всё это связано, если разговор заходит о термобелье.
1_cr
Collapse )

Обзор рюкзаков TATONKA от Степана Дурнева.

Оригинал взят у stepandurnev в Три Татонки под окном..
А расскажу-ка я Вам о трёх рюкзаках немецкого бренда Tatonka ;) Рюкзаки интересные, многократно проверенные туристами в походах. Эти три модели имеют различные системы подвески, материалы, объемы и внешний дизайн. У каждого из них общий объем можно разделить на два отделения (верхнее и нижнее). Они надёжны и комфортны в использовании, а это важные факторы при выборе "спутника". Итак:
IMG_0680

Collapse )

Обзор от Степана Дурнева. Страховочные системы (беседки) мировых производителей в 2013 году.

Оригинал взят у stepandurnev в Страховочные системы (беседки) мировых производителей в 2013 году
Sit harness - нижняя страховочная система (беседка), состоящая из поясного ремня (waist belt) с пряжкой (buckle), ножных петель (leg loops), страховочного кольца (belay loop) и дополнительных 2-4-6 петель (gear loops) на поясе для развески снаряжения (молоток, оттяжки, карабины, закладки и прочее).
Речь пойдет о беседках для скалолазания, альпинизма и горного туризма, так как ни одна работа с веревкой невозможна без страховки, будь то подъем, дюльфер, траверс или переправа.
История умалчивает дату и имя создателя первой страховочной системы (беседки), известно лишь то, что массовое их производство и использование началось после 1970 года. Со временем беседки совершенствовались - получили самоблокирующиеся пряжки DoubleBack/Speed, прочные, "дышащие" и легкие синтетические материалы, яркий дизайн.
Беседки бывают регулируемые и нерегулируемые (точнее - частично регулируемые). Первые позволяют подогнать под себя не только пояс, но и ножные петли, вторые - только пояс. В связи с этим каждый производитель выделяют несколько размеров беседок. Примерка при покупке обязательна!! Страховочная петля (точка крепления, силовая петля) может быть как в виде кольца, соединяющего пояс и ножные петли, так и в виде прошитой петли выше пояса ("ручка"). Поясные пряжки бывают симметричные (2 пряжки) и асимметричные (1 пряжка), ножные регулируют длину петель в альпинистских моделях, а некоторые можно полностью расстегнуть, чтобы не снимать ботинки.
Самые дорогие и комфортные - беседки для BigWall и высотного альпинизма. Самые легкие - для спортивного скалолазания и веревочных парков. Есть универсальные модели. Также выделяют женские и мужские модели, полные обвязки для детей и промальпа.

система

Какие же беседки предлагают нам производители в 2013 году?:
Collapse )

Обзор производителей туристических фонарей от Степана Дурнева.

Оригинал взят у stepandurnev в Свет в походе. Обзор производителей туристических фонарей
Световой день становится короче, ночи длиннее. Самое время поговорить о фонариках для туризма.
Как только наступают сумерки, туристы вооружаются фонарями. На голове, в руках, на одежде, в палатке или на дереве.
Это второй по важности (после ножа) элемент снаряжения. Что такое хороший фонарь лучше всех знают спелеологи, ночные ориентировщики и военные. Спросите у них.
Стандарт ANSI FL1-2009 описывает методы измерения основных характеристик ручных фонарей, налобных фонарей и прожекторов, дающих направленный свет.
Выделим главные характеристики фонарей:
1. Тип и количество источников света, их мощность. Компактные лампочки накаливания и светодиоды, дающие белый, синий, красный свет. LED уже прочно вошли в каталоги всех производителей.
2. Тип и количество элементов питания. От 1 до 4 щелочных/литиевых батарей или аккумуляторы. Встроенные иили стандартных типоразмеров (CR2032, AAA, AA, CR123A и др).
3. Степень защиты по IP (защита корпуса от пыли и влаги) и ударопрочность. Важным показателем является защита от воды. Например, IPX4 - защита от брызг в любом направлении, а IPX8 - защита при погружении более 1 метра до 4 часов.
4. Вес. Для налобного фонаря вес имеет большое значение. Часто производитель убирает батарейный отсек на затылок или на пояс. Средний вес компактных фонарей от 50 до 150 гр.
5. Назначение. Для ночного ориентирования и бега, на каждый день (EDC), для подводной и обычной охоты, для велосипеда, тактические и прочее.
6. Конструкция и материал корпуса. Сегодня популярная конструкция - налобный фонарь с корпусом из пластика с эластичной резинкой. Ручные фонари делают из сплавов алюминия, нержавеющей стали и ABS-пластика.
Современные фонарики несут на борту целый миникомпьютер с программой, не снижают яркость по мере разряда батарей, умеют работать на нескольких уровнях мощности. Часто фонари имеют специальные сигналы для тактического или аварийного применения – например, стробоскоп, аварийный маячок, сигнал SOS.

Сравнение света разных фонарей в интерактивном режиме, а также 880 обзоров фонарей на русском языке!

Мои фонари
На фото: "шахтерский" фонарь, Navigator, MagLite, Petzl, Fenix, BearGrylls, Ecliptic, Silva.

Какие же фонари предлагают нам производители в 2013 году?:
Collapse )

Право на признание. Екатерина Мень об отношении к аутизму в России

Согласно исследованиям, каждый сотый ребенок в мире — независимо от страны проживания и социальной принадлежности — страдает одной из форм аутизма, и по прогнозам количество таких детей будет расти. В Америке и Европе это заболевание изучают научные институты, а на нужды больных работает целая индустрия. В России же таких детей как будто вовсе нет. О детском аутизме Анна Наринская поговорила с Екатериной Мень

— Это ведь для тебя личная история.

— Личная. И, можно сказать, мистическая. Я когда-то занималась архитектурной критикой, вот году в 96–97-м архитектор Андрей Чернихов построил здание школы для аутистов — она сейчас называется «Кошёнкин луг», и это, в принципе, единственная профильная школа для аутистов. Чернихов тогда попросил меня об этом здании написать. И чтобы понять, в чем особенности, почему это здание должно быть таким, а не другим, я стала читать работы по аутизму и — как мне тогда казалось — начала даже что-то понимать. И потом еще возникали у меня соприкосновения с этой темой — журналистские. Мне почему-то заказали рецензию на британский документальный фильм «Аутизм: обратная сторона гениальности». А в 2004 году у меня родился ребенок, и через два года оказалось, что он аутист. И, возможно, именно благодаря этим теоретическим журналистским опытам я определила это довольно рано. И вот тогда я столкнулась с практикой. С практикой отношения к аутизму в нашей стране. С абсолютно парадоксальной ситуацией: весь цивилизованный мир в связи с этой темой стоит на ушах — о ней, например, говорит Обама в своей инаугурационной речи,— а у нас аутизма как будто и вовсе нет.

— Может, у нас аутистов просто гораздо меньше, чем, например, в Америке?

— Ничего подобного. Это вопрос, во-первых, диагностирования, а, во-вторых, информированности общества. По мировой статистике каждый сотый ребенок — в аутичном спектре. Это цифры общие для Африки, Штатов, Европы — мы ничем в этом смысле не отличаемся. И при этом — где эти дети?

То есть в реальности аутистов у нас гораздо больше, чем детей с онкозаболеваниями, чем диабетиков, чем детей с синдромом Дауна. Их, я имею в виду тех, кому до двадцати лет, около миллиона в стране. Но, в отличие от всех этих групп, аутисты практически не обозначены на карте, их проблемы практически не обсуждаются.


«Аутисты: опыт театра», Оливье Куланж, 2001. Оливье Куланж сделал серию фотографий французской театральной труппы, состоящей из детей-аутистов и детей с психическими отклонениями. Эта труппа существует более 20 лет, не раз принимала участие в различных театральных фестивалях, включая Авиньонский.
Фото: Olivier Coulange / Agence VU /Fotolink
— Выходит, у нас аутизм выведен за границы публичности?

— Именно! В первую очередь потому, что аутизм здесь в профессиональном сообществе считается заболеванием психиатрическим — что в свете последних исследований, конечно же, не соответствует действительности,— и, следовательно, на него накладывается весь алгоритм нашего отношения к психическим болезням. Которое само по себе в нашей стране имеет свою уникальную историю в связи с академиком Снежневским и его замечательной концепцией вялотекущей шизофрении — заболеванием на сто процентов политическим. У нас ведь вообще состояние психиатрии совершенно отдельное от всего мира — психиатрия формировалась на советских принципах и в итоге напрочь выпала из мирового контекста и собственно медицинских границ. Это просто модель изгойства с сильным асоциальным, даже репрессивным акцентом. И до сих пор у нас психиатрический больной — это преступник. Соответственно, на аутистов у нас накладывается имидж психиатрических больных, а о психах у нас, знаете ли, говорить не принято.

— Но вот, скажем, все-таки ребенку диагностировали аутизм. Что происходит с ним дальше? Не у такой знающей мамы, как ты, а у обычных родителей — растерянных и даже, наверное, испуганных.

— Схема такая: люди автоматом попадают в зону психиатрии, где абсолютное большинство врачей считает, что аутизм — это разновидность детской шизофрении. И значит, лечить ее надо психофармакологией, таблетками. Все научные данные о том, что аутизм не лечится нейролептиками, здесь силы не имеют. Все авторитетные научные журналы доказательно сообщают о том, что аутизм не лечится антипсихотиками, а наши врачи настойчиво создают протоколы лечения. И настаивают на воспитании аминазином. А дальше становится еще хуже, потому что во всей психиатрии у нас тенденция к изоляции. Человеческой и информационной.

Эта система, и, в первую очередь, система изоляции — изоляции странных людей и детей в том числе,— у нас воспроизводит сама себя. В этом сегменте до сих пор правит Сталин. И поэтому все плохо — даже то, что как будто бы хорошо. У нас, например, щедро финансируются психиатрические клиники и интернаты — где аутистов просто кормят самыми дешевыми «колесами». А ведь деньги, которые идут на одного больного, они, на условиях контроля, могли бы отдаваться в семью. Потому что расходы на реабилитацию ребенка могут доходить до пятидесяти тысяч рублей в месяц — такие деньги совсем не все семьи могут изыскать.

— То есть они получают нейролептики, а того сервиса, который нужен аутистам, не получают?

— Да. Они в большинстве недообследованы по другим показателям здоровья — ну разве может у «психа» болеть живот? С ними не проводят правильной психокоррекционной работы. Ее золотой стандарт построен на принципах бихевиоризма (не радикального, конечно, но выросшего из него) — а у нас этому не учат, потому что так же, как у нас когда-то был запрещен психоанализ, точно так же у нас была недоступна вся бихевиористская школа. То есть специально обученных людей, которые могли бы системно подойти к аутичному ребенку, у нас практически нет. А те немногие, которые есть,— они появились «вопреки». При этом психокоррекции и специальных образовательных занятий должно быть много — до 40 часов в неделю. Детей должны учить и читать, и писать, и завязывать шнурки, и делать бутерброды, и просто реагировать на разные ситуации — все это в рамках общей методики поведенческого анализа.

И если вернуться к твоему вопросу о всеобщем молчании, то посмотри сама — раз по поводу аутизма у нас нет единой профессиональной медицинской конвенции, то кому быть рупором? Раз нет единого профессионального сообщества, кому говорить об этой проблеме? Сейчас мы слышим такие дискретные вскрики, но в единый вопль они не сливаются.


«Аутисты: опыт театра», Оливье Куланж, 2001. Оливье Куланж сделал серию фотографий французской театральной труппы, состоящей из детей-аутистов и детей с психическими отклонениями. Эта труппа существует более 20 лет, не раз принимала участие в различных театральных фестивалях, включая Авиньонский.
Фото: Olivier Coulange / Agence VU /Fotolink
— Насколько я понимаю, ты и твои партнеры пытаетесь эту ситуацию изменить.

— Мы создали центр. Официально он называется «Центр проблем аутизма. Образование, исследование, помощь, защита прав». На сегодня наша задача в основном продюсерская — у нас неплохие отношение с американским Институтом исследования аутизма (это одно из ведущих учреждений такого рода в мире), который уже там, у себя в Калифорнии, осознал, что в России с аутистами полный швах, и мы хотим привозить их специалистов сюда, а наших отправлять на учебу туда. А в России мы ищем наших единомышленников в профессиональной среде и пытаемся их объединить под крышей единых проектов. Когда таких проектов по разным направлениям наберется какое-то количество, то возникнет синергия и поляна начнет меняться.

Тут, конечно, необходима большая просветительская работа. Мы планируем переводить книги. Мы сейчас делаем сайт, во многом ориентированный на помощь — в том числе психологическую — родителям свежедиагностированных детей. Потому что то, что твой ребенок — аутист, это надо принять. И принять не ради слез, а деятельно принять. А люди очень часто сами не хотят этого видеть, отбрехиваются — и ребенок попадает в систему реабилитации поздно. Да еще и в плохую систему. Потому что даже то, что есть помимо психиатрии, это все к реабилитации аутиста имеет слабое отношение. Это так, психологическое сопровождение. Притом, что у ребенка, с которым начали работать в полтора-два года, невероятные шансы на восстановление.

— А что происходит, когда дети-аутисты вступают в школьный возраст?

— Где — у нас или у них? У них такие дети — даже те, которые практически не говорят,— все встроены в нормальный школьный процесс. Работает огромная индустрия, обеспечивающая инклюзивное образование. Учителя проходят специальные тренинги. Да что учителя — в Штатах в зубной клинике обязаны иметь врача, подготовленного к работе с аутистами! А у нас с ними занимаются выпускники диффаков — то есть обученные вроде бы заниматься детьми особенными «вообще». Слепыми, глухими — любыми. И даже в уже упомянутой мной школе «Кошёнкин луг», занимающейся именно аутистами,— методики, которые они используют, не позволяют брать невербальных детей.

— Знаешь, при том, как мало нам — из-за этого информационного вакуума — известно об аутистах, некоторое общее представление о них большинство из нас имеет. Это то, что мы почерпнули из фильма «Человек дождя». В частности, многие считают, что все они наделены суперспособностями, подобными тем, которые были у героя Дастина Хоффмана.

— У героя Дастина Хоффмана ведь был реальный прообраз — Ким Пик, и да, у него были именно такие способности. (Кстати, этот фильм консультировал доктор Бернард Римланд, основатель Института исследований аутизма и один из отцов современной концепции понимания аутизма.) Такие выдающиеся способности действительно встречаются, но как раз удачная реабилитация их смягчает — за счет приобретения нормальных навыков, за счет того, что отношения ребенка с миром упрощаются. И когда родители стоят перед таким выбором, они, конечно же, предпочитают идти к норме, а не сохранять чрезвычайные, часто бесполезные, таланты. По общей статистике, аутисты действительно предрасположены к математике, к музыке — потому что в этих занятиях есть твердые законы, логика, структурированность и предсказуемость. Некоторые из них хорошо рисуют — они способны воспроизвести увиденное до мельчайших деталей. Мальчика Стивена Вилшера, например, прокатили на вертолете над Нью-Йорком, и он после 20 минут полета полностью от руки воспроизвел панораму города. А музыкальный савант Мэтт Сэвэдж, обладая абсолютным слухом, с трех лет запоминает сложное симфоническое произведение после одного прослушивания, а по звуку работающего автодвигателя способен определить марку машины. Среди людей, находящихся в «аутичном спектре», много программистов. Но это, к сожалению, касается совсем не всех детей. Бывает, что аутизм сопровождает умственную отсталость или какое-то более глубокое органическое заболевание.


«Аутисты: опыт театра», Оливье Куланж, 2001. Оливье Куланж сделал серию фотографий французской театральной труппы, состоящей из детей-аутистов и детей с психическими отклонениями. Эта труппа существует более 20 лет, не раз принимала участие в различных театральных фестивалях, включая Авиньонский.
Фото: Olivier Coulange / Agence VU /Fotolink
— Недавно социальные сети обошел материал о девочке Соне Шаталовой, которая не говорит и вроде даже мало на что реагирует, но, как выяснилось, пишет афоризмы и даже стихи.

— Да, это уникальный случай, потому что ее одаренность лежит в поэтической сфере — для аутистов это довольно редкая вещь. Хотя не то чтобы невозможная.

— Меня в истории Сони больше всего поразило, что мама даже не знала, что девочка умеет писать и, соответственно, читать. Что все произошло случайно: мама случайно дотронулась до руки дочери, в которой, тоже случайно, была сжата ручка.

— А вот такое как раз очень распространено. Аутисты заточены на визуальный путь обучения. А буквы — это знаки, слово — рисунок. Для аутиста почти нормально читать и не говорить. Есть очень известная история про американскую девочку Карли Флейшман, глубокую аутистку — до 11 лет с ней вообще ничего не удавалось сделать, то есть никакого прогресса не было, и родителям даже советовали отдать ее в специнтернат (а в Америке такое редко советуют). И вдруг, как раз когда с ней занимались специалисты, она подскочила к компьютеру и написала: «Мне плохо! Помогите!» — и действительно, с ней случился припадок. При этом никто не подозревал, что она знает не то что буквы, а свое имя.

итоге после нескольких месяцев специальных занятий она начала писать и теперь переписывается с родителями в ICQ. И выяснилось, что она не только понимала разговоры, которые при ней велись, но что она практически все их помнит! А когда ее родители как-то спросили, чем они могут ей помочь, она ответила: «Я не знаю, чем лошади могут помочь рыбам».

Хотя вообще-то лошади могут помочь рыбам — в первую очередь, надо правильно воспринимать своего ребенка. Что в нашей стране при таком информационном вакууме среди родителей таких детей, к сожалению, редкость. После программы «Школа злословия», где я рассказала о некоторых, казалось бы, самых базовых вещах, я получила огромное количество писем от родителей детей-аутистов — в частности, таких: «Спасибо вам — моему сыну 16 лет, и я впервые посмотрела на своего ребенка как не на дурачка».

Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/1881516