Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

...

Было у меня два товарища. Одного знал ближе, второго не очень. С одним я ходил лёд, друго экипировал. А в горы они ходили вместе. Один шёл забойщиком, тянул перила. А второй летал, как птица с этих гор.
Саша Ручкин меня держал, когда двухсоттонная ледовая сигара с грохотом ушла из-под меня. Выпустил бы он тогда веревку, не среагировал- перемололо бы меня, как кофе в кофемолке...
Валера Розов всегда внимательно слушал и улыбался. Он всегда улыбался.
Они оба всегда улыбались.
Саша ушёл первым...
Потом ушёл Валера...
А сейчас у меня на столе лежат две книги.
И единственная фраза в голове - «Все теперь одному. Только кажется мне- это я не вернулся из боя»
.......
Я бы поплакал... Но мне нельзя... Вот такая вот жизнь, братцы.

С просторов Сети.




А я говорил: бросай филфак, поехали на Аляску.
Заведём у юрты двенадцать собак, в полозья врежем коляску.
Будем встречать ледяной рассвет консервами из Канады,
Будем разглядывать волчий след, одеваясь в овечьи латы.

Какая теория прозы, ты что? А там океан и горы.
Там ветер смешался с водой и мечтой, порвав скалистые шторы.
Большая медведица ловит в воде звёздную жирную рыбу.
Там дорога из "где-то" ведёт в "нигде", минуя посёлок "либо".

Я точно тебе говорю: бросай. Ты видишь? Сегодня лето!
А ты собираешься что-то писать, учишь свои билеты,
И время на кофе и туалет, да кошку в комочке меха.
А нужен всего-то один билет, чтобы уйти, уехать.

Там будут живые: Ахматова, Блок - в виде цветных водопадов.
А по выходным там гуляет Бог. Любит, до полураспада.
Там всё, что ты даже не сможешь прочесть, можно потрогать руками.
Но вот ты заводишь будильник на шесть, говоришь, что завтра экзамен.

А я повторяю: поедем со мной к луне цвета спелой клюквы.
Хватит глотать, разбавляя слюной, чужие смыслы и буквы.
Поедем. Там тихо стучат топоры, бурлит золотая тина.
Там валят деревья в реки бобры, отстраивая плотины.

Засыпаешь. И книги твои храпят с чистых беспыльных полок.
Засыпаешь. Висит Иисус распят, поскольку тоже филолог.

Выхожу от тебя и российский флаг закрывает собой звезду.
Через время я нагружу собак и огней тебе привезу!

Чтобы было чем жечь а-четыре, а-три, и тетрадки и книжный шкаф.
Привезу медведицу: вот, посмотри. Не понравится - спрячу в рукав.
Я оставлю юрту с дубовым столом Экзюпери-пилоту.

Но, наверное, ты получишь диплом и устроишься на работу.

Что толку: творил, шевелил, бубнил, боролся с душой и с тушей?
И всё говорил, говорил, говорил, и требовал: слушай, слушай!
А, может, не нужно собак и юрт, не нужен рассветный мак...

Послушай, чего там вообще сдают?
Хочу поступить на филфак.

Мои поздравления!

Известный Писатель Путешественник Главный Редактор Русского Охотничьего Журнала
kiowa_mike
С новым годом, бро. Да прибудет с тобой фарт и ништяки. У тебя реально лучший журнал по охотничьей теме в России.
P.S. Куртка моя! Траппер V2.)))

Про книги.



Надо покупать новый шкаф. Все - спецлитература))) Альпинизм, охота, экспедиции, выживание,медицина первой помощи, фотоальбомы, атласы, определители следов, птиц, животных, географические, топонимические, метеорологические словари. На верхней полке, на книгах лежит большая папка с топографическими картами.

Мысли вслух.

медведь

Вчера, Вадим Денисов в Фейсбуке фотографии перепостил, с указанием обратить внимание на третью с конца. Я не поленился, обратил. Правильная книга, в правильном месте. Проходили мы это. И Куваевская "Территория" перед выходом в кольцевой маршрут на Камчатке и Андрюши Круза "Земля лишних" в задуваемом пургой домике на хребте возле реки Буюнда, всё идёт сразу в кровь.
Давеча еду в метро. Кроссовки, одежда практически летняя. Кожа старая с пальцев сошла, организм темп городской принял, приспособился. Правда просыпаешься всё равно рано, часов в 5, как солнышко из-за домов вылезет. И сны не такие, как были. А в основном всё хорошо. Коленка немного ноет, как последнее воспоминание о том, когда левая лыжа попала в кусок льда и вылетел из седла, больно ударившись коленом. Но, подъехавшие товарищи снегоход подняли, сел за руль и опять в колонне. На всё про всё 3 минуты.
Короче, всё нормально. Но что-то свербит. Мелким таким сверчком, непонятно где. И чёрт меня дёрнул качнуть с нашего крузовского магазина трилогию денисовскую, про Таймыр. Открыл на третью книгу и начал неторопливо почитывать.
А поезд под землёй летит, народ в смартфоны пялится, уши наушниками заложил. Москва.
И тут так защемило в горле… До спазма. До хрипа и слёз.
«Обратно! Обратно!» - носится мысль в голове, как подранок. Нечего тут делать, не то место. Нет тут ничего. Кривляния сплошные и суета.
И всё равно, что там, куда надо вернуться, ходишь ты по кромке бытия. И шансов у тебя ровно половина, потому что Мироздание не режет ломтиками, а сразу рубит по центру тяжести, разваливая жизнь как катана бамбуковый ствол на две половины
Что тебе нужно там, где никого нет? Почему, едва отойдя от пережитого, вдруг, ни с того, ни с сего, возникает в груди какая-то щемящая тоска. Её вызывает случайно увиденная фотография в соцсети, иллюзия запаха на улице, порыв ветра в подворотне. И мысли уже улетают туда, в другую сторону от этого обитаемого мира. И ничего не может остановить чувство. Ни воспоминания о жгучем поте, заливающем глаза, ни близкое к панике чувство жажды, когда ты не знаешь, на какое время тебе хватит воды, ни боль в плечах от лямок туго набитого рюкзака. Всё это растворяется как мокрый город в последних строках романа Стругацких.
Но то ровное спокойствие, которое тебя всегда сопровождало, те эмоции на грани нервного срыва, когда ты, стоя на коленях где-то на гребне хребта молился и благодарил, все это остаётся и заполняет пространство. Это феерическое послевкусие, несбыточная мечта кулинаров и виноделов, заставляет тебя ещё раз переживать то, что с тобою было.
Но ты уже не мальчик. У тебя есть задачи, щедро нарезанные самому себе. Не в книгу рекордов попасть, не нужна она уже эта суета, а в металл воплотить тот, что хотел. В изделие, в текст методички. Что бы по твоему следу пошли другие, серьёзные парни с серьёзными задачами.