Михаил Ярин "Хыч" (yarin_mikhail) wrote,
Михаил Ярин "Хыч"
yarin_mikhail

Categories:

Интервью Джона Хьюстона, исследователя-полярника, компании MYSTERY RANCH.

Как исследователь-полярник может помочь вам с охотой в дикой природе
Опубликовано 27 сентября 2018

11
Представьте себе ваше любимое оленье место, полный рюкзак за спиной, в руках лук, а впереди целая неделя в глуши. А теперь представьте себе то же самое, но ваш "подход" достигает почти 800 км, вместо рюкзака вы тащите за спиной 130-килограммовые сани, и температура никогда не поднимается выше ноля. Это всего лишь обычный день из жизни нашего бренд-амбассадора Джона Хьюстона, исследователя-полярника, который провел сотни дней и прошел тысячи километров в полярных условиях. Читайте далее и вы узнаете, как его опыт поможет научить охотников оставаться сконцентрированными, мотивированными и сытыми в ходе сложных выходов в дикой природе (подсказка: пачка масла в день будет хорошим подспорьем).
MYSTERY RANCH: Расскажите нам немного о себе и о том, как вы начали заниматься полярными исследованиями.
Джон Хьюстон: Между 2000 и 2005 гг. я работал инструктором и дрессировщиком собачьих упряжек в школе Voyageur Outward Bound в Илае, Миннесота в лесах Норсвудс и в регионе Баундари-Уотерс. В течение этого времени я проводил на открытом воздухе более 200 ночей в год. Я часто использовал истории из героической эпохи полярных исследований, происходивших на рубеже 20 века, в качестве учебных материалов по лидерству для курсов, которые я тогда вел. В перерывах между экспедициями, я провел бесчисленное количество ночей, сидя у дровяной печи в своем домике у озера и зарывшись в книги об Эрнесте Шаклтоне и норвежских исследователях Роальде Амундсене и Фритьофе Нансене. Первые исследователи были космонавтами своего времени. То, как они решали проблемы и руководили своими командами, восхищало меня.  В 2005 году группа норвежских исследователей пригласила меня присоединиться к их команде, воссоздававшей экспедицию Амундсена 1911 года на Южный полюс для документального фильма исторического канала BBC.
Мы прошли на лыжах и собачьих упряжках около 2250 км за 72 дня по ледникам Гренландии, используя исключительно оборудование, экипировку и еду образца 1911 года.
Я как будто попал на страницы моих любимых книг в реальной жизни. Эти норвежцы стали моими друзьями на всю жизнь, на льду и вне его. С тех пор я работал с области полярных исследований как руководитель экспедиций, гид, тренер, консультант и менеджер по безопасности.

12
Джон Хьюстон тянет за собой 130 кг на пути к Северному полюсу. © John Huston
MR: Какая экспедиция была для Вас наиболее запоминающейся и наиболее сложной? Почему?
Хьюстон: Наша экспедиция на Северный полюс, проходившая без поддержки, была по-настоящему зверской в том, что касается приложенных моральных и физических усилий. Я и мой партнер по экспедиции Тайлер Фиш 55 дней шли на лыжах 760 км по замерзшей беспорядочной поверхности Северного Ледовитого океана. У нас не было ни одного выходного. Экспедиция без поддержки должна быть самодостаточна – никаких пополнений запасов, заготовленных складов провианта, 100% пути на ногах, никаких упряжек, никаких снежных машин. Во время подготовительной стадии крайне необходимо четко распланировать все детали. В самом начале наши сани весили более 130 кг на человека. Утром 5-го дня, в конце полярной ночи в начале марта, показания нашего термометра упали до отметки -51°С. В течение двух следующих дней температура не поднималась выше -45.6°С. Северный Ледовитый океан – это самая потрясающая сила природы, с которой я когда-либо встречался. Лед формируется по-разному каждый год, и он может меняться каждую неделю, каждый день, и даже моментально. За 120 км до полюса мы столкнулись с бурей, шедшей с северо-запада, которая толкала торосистый лед (и нас вместе с ним) на юг на 19 км каждый день. На этом этапе мы были измождены и обсессилены. В конце концов, мы сократили наш сон до минимума, удвоили усилия по выполнению нашего распорядка безопасности и передвижения, и у нас все получилось. Я сбросил более 18 кг. Мы были 12-ой экспедицией, прошедшей от суши до Северного полюса без поддержки, и первыми среди американцев.

14
Джон Хьюстон и Тобайас Торслейфссон идут на лыжах мимо подножия ледника Хардангервид неподалеку от Финсе, Норвегия. © Kyle O’Donoghue
MR: Охотники в диких местах во время своего выхода должны нести всю экипировку на себе в самую глушь, а в случае успеха возвращаться с еще большим весом, чем по пути туда. Какие общие черты Вы видите между Вашими самостоятельными экспедициями и охотничьими выходами в диких местах?
Хьюстон: Я вижу большое количество параллелей – прекрасная простота жизни в глуши с минимальными ресурсами, погружение в дикую природу, соприкосновение с животными и то, как они меняют нашу связь с природой (я много работал с собачьими упряжками), товарищеские отношения, динамика в команде, подготовка и планирование, неизвестный результат, холод, важность экипировки, ответственность за свою безопасность, четкий фокус.
Одна из самых интересных сходных черт, на мой взгляд, это то, что мои экспедиции и охотничьи походы в дикой природе являются целе-ориентированными начинаниями, которые во многом представляют из себя путешествие в неизведанное.
Для меня путь начинается еще дома во время подготовительного этапа. Пока я на льду, я стараюсь быть уравновешенным в своих ожиданиях и моральном состоянии, потому что мы сталкиваемся с огромным количеством переменных, находящихся вне нашего контроля, таких как погода, местность, члены нашей группы, и иногда наши собственные эмоции. Погружение в само путешествие, а не просто сосредоточение на финальной цели, освобождает мою голову для того, чтобы терпеливо разбираться с неожиданными препятствиями и неудачами, учиться на собственном опыте и наслаждаться жизнью на природе, даже если вероятность успеха под большим вопросом или он так и остается недостижимым.

15
Джон Хьюстон на последнем рывке по пути к Северному полюсу. © John Huston
MR: Как Вы готовитесь к этим походам?
Хьюстон: Я люблю говорить, что подготовка и есть экспедиция. Мы отвечаем за наш успех на льду ровно в той мере, которую мы определяем во время подготовки и тренировок. Чем больше времени я могу посвятить тренировкам и подготовке, тем лучше. Долгосрочный, тщательный этап подготовки повышает мои шансы на успех и привносит экспедицию в мою обычную ежедневную жизнь, что, на мой взгляд, придает самой экспедиции большую глубину.
Я подразделяю тренировки и подготовку на 4 категории – физическая подготовка, моральная подготовка, знания и опыт.
Физическая подготовка к полярным экспедициям может включать в себя большое количество тренировок, в рамках которых ты тащишь за собой покрышки, шагая при помощи лыжных палок, чтобы симулировать передвижение с тяжелыми санями на беговых лыжах. Я большой поклонник физической подготовки тела в том же режиме, в котором оно будет получать нагрузку в ходе экспедиции. Мой план тренировок включает в себя многочисленные упражнения на мышцы-стабилизаторы и общее укрепление тела, а также упражнения на выносливость и растяжку. Можно обратиться к инструктору или тренеру, чтобы он скорректировал программу тренировок в соответствии с конкретной целью, это всегда здорово и стоит того.
Физическая подготовка, которая проходит в ритме экспедиции, также может стать и отличной моральной подготовкой. С течением времени мое тело привыкает к постоянному напряжению и улитко-подобному ритму, с которым я тяну грузовые покрышки. Когда мы высаживаемся на лед, мы уже тянем за собой огромные сани, а не покрышки, но это уже знакомая нагрузка. Такой уровень комфорта может стать значительным моральным преимуществом.
Знания и опыт идут здесь рука об руку. Одним из наиболее полезных аспектов трехлетней подготовки к экспедиции на Северный полюс был поиск исследователей-ветеранов, у которых я мог бы поучиться. Мы пообщались с людьми из нескольких стран, синтезировали полученные знания в то, что, как мы думали, подойдет именно нам и протестировали все это в ходе нескольких подготовительных экспедиций. Подготовительные экспедиции также дали нам возможность протестировать наши распорядки и экипировку.  Мы никогда раньше не были в Северном Ледовитом океане, но у нас была хорошо отлаженная система, большой опыт использования нашей экипировки и хороший объем знаний о путешествиях в СЛО.

13
Джон Хьюстон в ходе силовой тренировки, разработанной таким образом, чтобы симулировать движения, осуществляющиеся во время тяги саней через морские ледяные валуны. © John Huston
MR: Что Вы едите и пьете, чтобы двигаться вперед?
Хьюстон: Я предпочитаю вкусные калории из настоящей еды, и в большом количестве. Достаточная диета для полярной экспедиции начинается с 5000 калорий на человека в день и выше. В ходе нашей экспедиции на Северный полюс я употреблял около 7000 калорий каждый день. Я был на многомесячных экспедициях с недостаточным количеством калорий; тело начинает голодать и вытягивает калории из себя, то есть по сути ест само себя – не очень приятное ощущение. Для того, чтобы уместить как можно больше калорий в маленькую, легкую кладь, мы едим много жиров. Мы добавляем такие увеличители калорий, как оливковое масло, сливочное масло и цельное сухое молоко к легкой готовой еде. Я беру с собой еду с большим количеством вкусов и настоящими ингредиентами, например, от Backpacker’s Pantry, еще одного моего спонсора (производитель замороженных и сублимированных продуктов для экспедиций - прим.пер.). В начале 2019 года Backpacker’s Pantry запускает новую линейку продукции Outdoorsman ("Человек, живущий на открытом воздухе") – высококалорийные наборы на один прием пищи, разработанные специально для охоты в дикой природе. В качестве перекуса или на обед мы едим высококалорийные орехи, такие как макадамия и пеканы, высококалорийные домашние помадки, куски пармезана, сливочное масло (мелко порезанное "на один укус"), и мои любимые маленькие кусочки хорошо прожаренного толсто нарезанного бекона. Мы едим всю нашу еду с помощью ложки, чтобы не приходилось снимать варежки. По пути на Северный полюс я съедал по пачке сливочного масла каждый день. Один из секретов того, как съесть большое количество калорий, заключается в том, что еда должна быть аппетитной. Еще один ключевой фактор состоит в том, чтобы разбить день перехода регулярными остановками для "дозаправки" или перерывами. В ходе полярных экспедиций каждые 1,5 часа мы делаем 15-минутный перерыв для того, чтобы подкрепиться и выпить воды. В холодную погоду никогда нельзя, чтобы уровень энергии и водного баланса в организме опускался слишком низко. Я просто пью воду и слежу за тем, чтобы в моей диете было достаточно соли и минералов.

16
Джон Хьюстон вместе со своим напарником по ездовым лыжам Элли делает остановку для того, чтобы подкрепиться, на канадском острове Элсмир. © Tobias Thorleifsson

MR: Как Вы сохраняете мотивацию и решительность в ходе долгих экспедиций?
Хьюстон: В ходе экспедиций мы разбиваем каждый день на мелкие шаги, которые мы можем легко выполнить один за другим. Эти распорядки (планы) действий во время путешествия и в лагере помогают упростить нашу жизнь и мотивируют нас, позволяя концентрироваться на следующем шаге, а не на пугающей общей картине или неподконтрольных нам переменных. Например, утром при температуре -45.6°C мы знаем, что нам просто надо совершить наши заранее определенные действия по сворачиванию лагеря, и скоро мы будем в пути, вырабатывая тепло в движении. Подробные планы действий также повышают эффективность, сохраняют наше здоровье (каждый вечер мы мажем наши ступни кремом), и обеспечивают нашу безопасность (у нас есть подробные планы для выполнения задач, связанных с рисками – например, для работы с топливом на холоде или тестирования льда).
Мы разбиваем первостепенную цель экспедиции на несколько промежуточных целей. Каждый раз, когда мы пересекали очередной градус широты по пути к Северному полюсу, мы выпивали несколько глотков скотча после ужина, чтобы отпраздновать это событие. Скотч полностью замерзает при температуре -40°C.
Морально я много работаю над тем, чтобы сохранять оптимизм и быть ориентированным на решение задач. В ходе наших экспедиций мы запрещаем жаловаться и стараемся приступать к делу с реалистичными ожиданиями и чувством юмора. Тяжелые ситуации будут не такими тяжелыми, если у вас в команде поддерживается веселая, позитивная атмосфера. У меня достаточно хорошо получается прочищать голову или немного абстрагироваться, в такие моменты я на 100% заточен на то, что я делаю прямо сейчас (например, ищу дорогу), и у меня в голове не крутится куча мешающих мыслей – и время как будто проходит быстрее.
MR: Что Вы выносите в свою "реальную жизнь" после возвращения из большой экспедиции?
Хьюстон: Первое, что я делаю после большой экспедиции это... много ем. Однажды я набрал почти 16 кг за пару недель.
Экспедиции всегда заставляют меня ценить то, что имеет значение в моей обычной жизни. После 2 месяцев ежедневных 8-10 часовых лыжных переходов самые ценные для меня люди и аспекты жизни сразу же становятся приоритетными в моих мыслях. Когда я на льду, я всегда составляю списки того, что я буду делать по возвращении домой.  И я стараюсь осуществить хотя бы несколько из этих целей сразу, пока жизнь снова не закрутится.
Пожалуй, моим главным выводом из долгосрочных экспедиций является бодрящее ощущение того, что самодостаточные путешествия, где я полностью опираюсь только на себя, путешествуя в своем естественном ритме в дикой природе день за днем, раскрыли во мне такие моральные и физические аспекты, которые невозможно было бы получить где-то еще.

Источник

Перевод Ярина Л.М.
Tags: ПОЛЕЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ, Старшая дочь., Цитаты. Экипировка., Экипировка., Экспедиции.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments