Михаил Ярин "Хыч" (yarin_mikhail) wrote,
Михаил Ярин "Хыч"
yarin_mikhail

К годовщине вывода ОКСВ в ДРА.

Это написал мой друг. Из всей его афганской прозы, этот рассказ мне ближе всего.

Автор juche_aka


Вечером, после отбоя, сидя в каптёрке за неспешным чифирком, пацаны послали дневального за Воробьем. Интересно ведь. Такого бойца во всей бригаде не было.
Ежели не во всём контингенте.
- Разрешите войти? - на пороге в трусах стоял Воробей

- Заходи. Ты, душик, кто есть-то? - воззрился на него Поп
- Рядовой Воробьев, товарищ сержант.
- Да я вижу, что не Орлов. - скорбно произнёс Поп. Пацаны заржали.
- Пулемётчиком, значит, будешь? А пулемёт-то поднимешь? А то вот Кузьма, в смысле товарищ младший сержант Кузьмин, старый у нас. Тяжелое ему таскать не положено уже. Справишься?
- Справлюсь, товарищ сержант.
Поп тяжело вздохнул.
- Ну ну. Ты гляди, в горах чикаться с тобой никто не будет. И как ты попал-то к нам? Откуда?
- Из тедженской кишинской учебки, товарищ сержант.
- А-а! Царица полей, пехота. А до армии-то чё делал?
- В шяхмати играль. - вставил свои пять копеек Суфа.
- В институте учился.
- В каком?
- В педагогическом: - Воробей замялся и покраснел.
- О! Ёлы-палы! Учитель што-ли? Ну пи:ец! Учить нас теперь будешь!
- Вас, дураков, уже ни чему не научишь. - встрял я - чё до салабона дое:ись?
- А ищто, спрасит нелзя? - буранул Суфа - Чиво он стикиляний щтоли, учител эта?
- Вот Суфа, будешь его обижать, он детей твоих учить не будет. Будут они у тебя дураками.
- Как их папа - веско изрёк Кузьма - Если у Суфика дети грамотные все будут, баранов тогда некому пасти.
Пацаны опять заржали.
- Э-э! Какой баран-шмаран? Я в гораде живу, Кузма!
- Да у вас и по городу бараны ходят - проявил Кузьма знание экономической географии.
- Эта у вас па горад сивиньи ходят, а наш горад културный.
Мужики, держась за животы, уже залезли под стол. Про Воробья уже все забыли.
- А ты что умеешь то по жизни - спросил я его.
- Я 'горник' вообще-то - вдруг сообщил Воробей - первый разряд по альпинизму.
- Альпинист, говоришь? - переспросил Поп - Ну-ну.
Что он хотел сказать этим 'ну-ну' никто не въехал. Но за умного сошел.
- Зовут как? - спросил я.
- Володя.
- А чё, ты в самом деле учителем работать пойдёшь? Или больше поступать некуда было?
- Пойду. Мне нравится. У меня отец учителем всю жизнь работает.
- А мать?
- Мама умерла, когда я ещё маленький был. Мы с отцом живем.
- Ладно, Вова-Воробей, отбой тебе пять секунд.


Через семь месяцев на очередном выходе взводу была поставлена задача оседлать горочку одну, именуемую на военном языке 'господствующей высотой'. У её подножья стоял большой кишлак, который предстояло 'проверить' на предмет склада духовского оружия и присутствия в нём непосредственно духов как таковых. За хребтом махра чистила ещё два кишлака и зелёнку.
Начали они на несколько часов раньше и уже столкнулись с серьёзным сопротивлением со стороны 'мирных жителей'. Как обычно, во всеобщем бардаке и нестыковках, основная группа уже была на окраине кишлака, а мы только начали подниматься по склону. По рации оттуда разведка передала, что с той стороны выдвинулась в нашем направлении группа вооружённых джентльменов в количестве ориентировочно сорока стволов на лошадях.
Группа не успевала оседлать высоту раньше духов. Если они заберутся на гору первыми - всем .:ец. Закон горной войны - кто выше, тот и прав. Тогда Воробей предложил на легке, только с пулемётом и парой-тройкой запасных магазинов по более короткому пути добраться до тропы в седловине и попридержать духов до подхода группы. И он ушёл. А группа не смогла быстро подняться за ним, потому что была обстреляна прямо на склоне со стороны кишлака. Духи ждали подмогу и ввязались, чтобы не дать группе сесть на гору первыми. Всё это время Воробей держал тропу. Практически до последнего патрона, с пулевым ранением, разорвавшим бедренную артерию. Наши успели первыми. Но Воробья спасти уже не смогли.
Столько детей выросло в целом поколении, которых не учил учитель Владимир Воробьёв. Не рассказывал на уроках о красоте и величии древних гор, об обычаях народов их населяющих. И династии нет такой, учительской, теперь в России - Воробьёвых. Есть только человек, испивший всю чашу горя людского до последней капли. Старый учитель Воробьёв.




Tags: Про войну, Цитаты.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments