Михаил Ярин "Хыч" (yarin_mikhail) wrote,
Михаил Ярин "Хыч"
yarin_mikhail

Кедровая падь и пожары юго-западного Приморья.

Оригинал взят у kiowa_mike в Кедровая падь и пожары юго-западного Приморья.


Заповедник «Кедровая падь» и прилегающая к нему территория, которая вскорости войдёт в Национальный парк «Земля Леопарда» расположен на узком влажном, мыске российской земли, зажатом между Китаем, Северной Кореей и заливом Петра Великого. Узкая эта полоса промывается изрядным количеством влаги и вообще климат здесь считается муссонным. Кроме того, обильные туманы посыпают это побережье всю вторую половину весны и первую половину лета. Влага, проливающаяся на этот кусок из воздуха имеет самое непосредственное отношение к пожарам, поэтому мы остановились на ней так подробно.



Территория заповедника и будущего национального парка в ландшафтном отношении – невысокие крутые холмы (которые здесь называются сопками) высотой до 800 метров, перемежаемые долинами нескольких рек, уходящик к Китаю. Грубо говоря, «Земля Леопарда» представляет собой изрезанное низкогорье между двумя значительными реками – Туманной (Туманган) и Раздольной (Суйфун) с понижением к морскому побережью.

Теперь о лесах и лугах.

Дождевые смешанные леса покрывают сами холмы и узкие горные долины. В некоторых местах они достигают преклонного возраста – как например, в долине реки Кедровой есть участки, которые не подвергались воздействию человека более 250 лет. Такие же массивы леса, к слову, довольно значительные, растут на Борисовском (Шуфанском) плато и в узеньких обрывистых долинках. Это – ну очень влажные леса. При общей влажности воздуха в 85-100 процентов в летнее время здесь наблюдается такое явление, как конденсация росы на внутренней поверхности листьев и выпадение её в виде осадков. Утром, на рассвете, мы просыпаемся под шум настоящего дождя, капающего с крон дубов, клёнов и маньчжурского ореха. В этих смешанных лесах процент хвойных деревьев весьма и весьма невелик – редко где они образуют однородные и, тем более, сомкнутые участки на площадях, приближающихся к одному гектару. И тем более, здесь нет сплошных кедровых боров или пихтарников, так характерных для средней и южной Сибири; или сплошных хвойников, как в искусственных посадках на терриьтории Европейской России. Нижний ярус представлен немногочисленными кустарниками, землю устилает мягкий и вечно сырой подстил. А значит, нет питательной почвы для самых страшных лесных пожаров – верховых палов. Для того, чтобы такая комбинация из влажного верхнего яруса, зелёного кустарника и мокрой подстилки устойчиво заполыхала, надо стечение очень редких обстоятельств, главное из которых - долгая сушь. Чаще всего такие совпадения случаются поздней осенью и даже в малоснежную зиму, когда при отрицательных температурах влажность воздуха падает до 30-40 процентов. Но даже при этом для загорания внутри массива дождевого леса нужны особые обстоятельства – вроде случайно упавшего снаряда с полигона или умышленного поджога. Однако, судя по тому, что практически все участки старорастущего леса (в возрасте ста лет и более), носят следы огня, такие возгорания случаются не реже, чем раз 70-80 лет.

Однако, самыми распространёнными и обширными пожарами в юго-западном Приморье являются низовые пожары обширных безлесных равнин, примыкающих к морскому побережью.

Среди местной псевдонаучной интеллигенции принято считать, что эти территории в прошлом были покрыты обширными лесами, и только после длительного воздействия человеческого фактора приняли свой нынешний, «саваннообразный» облик. В качестве доказательства антропогенной трансформации принято ссылаться на Н.М.Пржевальского, который писал:

Другой промысел, ради которого к нам ежегодно приходило значительное число китайцев из Маньчжурии, состоял в собирании и сушении грибов, растущих на дубовых стволах, подверженных гниению. Этот промысел всего больше развит в западной, гористой части ханкайского бассейна.
Для подобной цели китайцы ежегодно рубили здесь многие тысячи дубов, на которых через год, т. е. на следующее лето, когда уже начнётся гниение, являются слизистые наросты в виде бесформенной массы…
. Каждый владетель фанзы, истребив в течение пяти или шести лет все окрестные дубы, перекочёвывал на другое, еще не тронутое место; опять рубил здесь дубовый лес и в течение нескольких лет занимался своим промыслом, после чего переходил на следующее место.
Таким образом, прекрасные дубовые леса истреблялись методически, и теперь даже грустно видеть целые скаты гор оголёнными


Здесь, однако, нужно принимать во внимание два обстоятельства: плодородные долины были заселены людьми задолго до появления здесь китайцев в нашем современном понимании, и подсечно-огневое земледелие процветало здесь как минимум три тысячи лет; кроме того, обращённые к морю склоны и долины, вполне возможно, никогда не были покрыты лесом, а современный ландшафт сформировался там практически без влияния человека, сугубо под воздействием ветра, влажности и температуры.

И пожары на них - вполне естественная часть природного цикла, обновляющая ландшафт каждый год.

И деревья на этих равнинах - они тоже огнестойкие - японская ольха и монгольский дуб - оба вида при прохождении палов незначительно обгорают, потом растут дальше. Иногда у них формируется очень характерная грибовидная крона, наподобие тех, как мы видим у саванных акаций.







В любом случае, обширные травянистые равнины и камышовые заросли по берегам рек и лагун являются основными горимыми ландшафтами Юго-Западного Приморья.

И как только они оголяются от снега - что происходит в середине марта - апреле - они тут же начинают тотально гореть.

Основные возгорания на этих территориях происходят по следующим причинам:

Плановый отжиг травы вдоль железнодорожного полотна;

Отжиг травы на покосах и огородах;

Отжиг травы с целью поисков ростков папоротника и металла на сдачу;

Отжиг травы охотниками с целью обновления пастбищ для копытных и упрощения поимска сбитой дичи во время весенней и осенней охоты на водоплавающих;

Отжиг травы на плантациях конопли (очень распространённый промысел в Хасанском районе Приморского края);

Поджоги по небрежности (непогашенные костры на отдыхе, во время детских игр);

Поджоги, не имеющие рационального объяснения (протестные поджоги, поджоги для собственного удовольствия).



Основными пожароопасными периодами для этих равнин являются – ранняя весна (от освобождения травянистых равнин от снега до установления сплошного свежего травяного покрова); и поздней осенью, когда трава высыхает – условно, со второй половины октября до установления сплошного снежного покрова. В некоторые малоснежные годы высокая пожарная опасность сохраняется всю зиму – несмотря на низкие температуры, горит и сухая трава, тростник, а также опад дубовых листьев.

На первый взгляд, в результате этих пожаров выгорают малопродуктивные в биологическом отношении территории – травянистые равнины и редины с невысоким кустарником, отдельно стоящими деревьями монгольского дуба и ольхи, которые и так представляют собой пирогенный ландшафт, вроде саванны умеренного климата. На самом же деле, главная их опасность – в том, что если они доходят до лесных массивов, то повреждают их опушки и расширяют (каждый год, хоть ненамного) полосу пирогенных саванн.

То есть – каждый пожар, который добрался до леса хоть немного, да отвоёвывает у леса землю в пользу открытых пространств.

Кроме того, если смотреть на ситуацию с точки зрения сохранения популяции дальневосточного леопарда, то жертвами пожаров становятся такие значимые в его питании виды, как барсуки, маньчжурские зайцы и фазаны. Надо помнить, что леопард, в принципе, не очень большой зверь – размером с крупную собаку – и размерная ниша его жертв значительно ниже, чем у тигра. Поэтому, в любом случае, горящие травянистые равнины и камышовые плавни команда заповедника тушит; но при этом основной задачей сотрудников остаётся сохранение лесных ядер территории – кедрово-широколиственной маньчжурской тайги, которая и служит основным домом этому зверю.

Поэтому, когда инспектора заповедника и заказника тушат пожар, то они, совершенно оправданно, стараются не допустить его до леса.; ну и вообще, если реально - не дать развиться. 

Что на камышовых равнинах при сильном ветре зачастую бывает фактически невозможно - сильный огонь раздувает как пламя из паяльной лампы, и он несётся со скоростью лошади.

Но наблюдая поистине апокалиптические картины пожаров из окна автомобилей или из города Владивостока - как это было неделю назад, когда горели камыши в р-не Берегового - надо помнить, что ущерб, наносимый ЭТИМИ пожарами хоть и велик, но значительно меньше того, что может быть, если он ворвётся на покрытую лесом территорию.

Tags: Приморье, Хроники дыма., Цитаты.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments