Михаил Ярин "Хыч" (yarin_mikhail) wrote,
Михаил Ярин "Хыч"
yarin_mikhail

Рюкзак, шмурдяк и карабин. Продолжение. 4-12 Января 2012.

Хрум-хрум, хрум-хрум – хрустит под ботинками наст. Теперь уже всё равно. Неторопливо поднимаюсь по волоку. Сейчас перевалю и вниз, к балку. Всё закончилось. Пять дней жизни. Пять дней в поиске. Пять дней в тайге. Результат нулевой, но, как ни странно, сожаления нет. Откуда-то из глубины выплывает фраза: В тайге пустых шагов не бывает. Каждый день, каждый шаг по хребту привносит в жизнь, в сознание, что-то своё. Порой незаметное, не явное. Это вдруг всплывёт потом, когда идя к метро, ты вдруг замечаешь, что по привычке читаешь следы.
Хрум-хрум, хрум-хрум…

День нулевой.
До самого последнего момента было не понятно, полечу или нет. Деньги уходили как вода сквозь пальцы. Новый год! Ёшкин кот… Но то что должно случится – случится. В этом плане фатализм - штука хорошая. Рюкзак собран, билет куплен. Добиваю остатки дел и в метро. Немногочисленный пост-новогодний народ с интересом поглядывает на мужика с рюкзаком и кофром в руках. В аэро-экспрессе делаю последние звонки. И вот уже Домодедово. Регистрация, сдача оружия.
«Девушка, а можно меня в проход. Я мальчик негабаритный»
«Хорошо. Я Вас у запасного посажу»
«Отлично. Спасибо»
Блиииннн…. Посадила. Но посредине. Слева мужик, справа девица с 6 номером, правда страшненькая.
Полетели.

День первый.
Хорошо сажают свои Боинги летуны из «Трансаэро». Мягко, как дитё на горшок.
Багаж, оружие. Блииииннн. Забыл рюкзачёк с оптикой на ленте интраскопа. Бегу обратно. «А…Э… Здрасти. Это мой». Народ смеётся : «А мы Вас уже вызывали»
Семёныч на своей старенькой тоёте терпеливо ждёт. Поехали. Семёныч мужик деревенский, город его напрягает. Въезжаем в Артём. Вот и мой любимый магазин, где есть всё, от сахара и колбасы до газа и сигарет. Нагружаю тележку всем необходимым для жизни в тайге. Вроде всё…
Впереди 350 километров. Курим, разговариваем обо всём и обо всех. И уже в сумерках въезжаем в деревню.
Валерич приглашает в свой кабинет. Обсуждаем что, где и как. Окончательное решение: меня забрасывают в верховья реки Фасольная, где был осенью. Решение устраивает - район знакомый, действия понятные.
Спаааать.

День второй.
Выезжаем в тайгу. Чуток задержались, потому что ребята рано утром ездили искать собаку. Ушла во время охоты и не вернулась. Собаки нет, хозяин расстроен.
Едем. Снег есть, но только как декоративный элемент. Небо ультрамаринового цвета, солнце, как на юге. -7 С. Реки замёрзли, на ключах наледь. Последний ключ, перед лесопунктом, «Уазка» переехать не смогла - шибко скользкая наледь. Последние метры до балка идём пешком.



Ба, знакомые все лица. Повар, он же сторож, Миша улыбается. Спрашиваю, кто есть ещё. Есть Рома и Паша. Это хорошо.
Пью чай, собираю винтовку и, по традиции, на разминочный маршрут. У меня есть ещё часа 4 до темноты. Выхожу на волок и начинаю лезть на хребет.




За мной увязываются три мелких собаки, из тех, кто тусуется на лесопункте. Посмотрим, что они из себя представляют. Называю их «молдаване», потому как по-русски они тоже не говорят и с виду бестолковые.




Вылезаю наверх и, повернув, иду по мысу. Хорошо…
Очень много старых следов. Снег, вернее фирн, жёсткий, хрусткий. Толщина до 10 сантиметров. Ветер снизу. Свежих следов нет. На волоках много аралии. Такие вот палки, жуткого вида. Шипы торчат во все стороны. Одно из изюбриных лакомств - он или верхушку скусывает или так грызёт.







Молдаване гоняют мышей, толпой носятся по волоку. Нифига не охотничьи собаки.
Спускаюсь в падь, выхожу на дорогу. В одном месте виден свежий переход. Ну, относительно свежий, так как точно определить не могу. Может сутки. Может двое. Крупка снежная уже смёрзлась. На наледи виден чёткий отпечаток копыта. Завтра пойду по верхам. Может и пересечёмся.




Подхожу к балку. Последняя наледь. Мелкими шажочками прохожу половину, и тут нога предательски поскальзывается. И я, всей своей тушкой, падаю на лёд. На винтовку. С хрустом отлетает от объектива прицела крышка Батлер Крик , подаренная Вадиком Таймыром. Блииииин… Обидно.
Подъезжают ребята. Здороваюсь, идём в балок пить чай. Моя попытка уйти ночевать в старый балок, пресекается на корню. В балке лесорубов есть свободные нары, куда я и определяюсь. Тепло, хорошо. Долгие разговоры заполночь.
Завтра пойду в верховья Бараньего ключа.










День третий.
Полный балок проснувшегося народа, все хотят, пьют чай, курят. Как-то неудобно делать завтрак, потому что не понятен мой статус. Все вместе столуемся или я сам по себе? Оставляю решение этого вопроса на вечер. Ограничиваюсь кружкой чая. Выхожу уже по светлому. Молдаване семенят за мной.
Потихоньку вылезаю на хребет, попутно просматривая распадок. По оценке разных людей, с которыми успел пообщаться, изюбрь должен держаться в чашках, на южаках. Это самые верховья ключей южной экспозиции. Снег предательски хрустит, но ветер снизу и поэтому шанс увидеть зверя сохраняется. Пусть даже он меня услышит, пусть даже увидит. Самое главное - пока не учует, не поймёт. А я уж постараюсь успеть.
Вылезаю на место своей осенней ночёвки. О-го-го. Всё разворошено. Знатно покопытили.







Шагов десять – остановка, просмотр. А вот и чашка. Большая, широкая. Видно метров на 150. Но следы старые. Много ходили, много. Но – вчера.







И тут, автоматически , взгляд отмечает аномалию.




След. Не сказать что парной, но не старый. Крупинки уже смёрзлись, но края чёткие. Может ночной, может вчерашний. Просматриваю. След уходит на гребень. А на гребне, с севера, такой дульник, что уши замерзают сразу. Северяк дует как хороший вентилятор. По следу видно, что подошел, понюхал и ушел опять вниз. Возвращаюсь, смотрю дальше. А вот и лёжка. Судя по помёту – ланка, то есть корова. И куда же она потом? А «потом» нет. Видимо по проталинам, по листве пошла. Все лучше, чем по снегу такому. Прикидываю приблизительное направление и продолжаю траверсом обходить чашку. Всё старое.
Вот с этого места я осенью ушёл вниз. Но сегодня мне надо дальше. У Бараньего 4 распадка. Надо посмотреть все.
Продираюсь сквозь пихтарник, смотрю за собаками. Они носятся в поле зрения, но всё в пустую. Перевалив мыс, вижу впереди прогал и постепенно выхожу на осыпь на хребте. От увиденного «в груди дыханье сперло». Панорама на 360 градусов. Ультрамариновое небо, солнце и хребты, хребты, хребты. Самые дальние - в виде силуэтов. Картинка 4D.
Обалдеть. Сажусь на камни, закуриваю.


Перевалив ещё один мыс и посмотрев на часы, понимаю, что пора заканчивать. Иначе буду спускаться уже ночью. Всё, надо идти вниз. Пока переваливал, увидел интересную картину. Скорее всего белогрудка чудил.






В распадке уже сумерки. Там где осенью шумел ключ, теперь тишина. И тут я замечаю воду. Открытая, не замёрзшая, живая вода. Как так? Почему? Непонятно. Но пропускать такое нельзя, тем более, что я привалов не делал. Останавливаюсь, начинаю делать костёр. Перспектива спуска в темноте уже не пугает. Направление понятно, да и луна, как прожектор набирает силу. Варю чай, запариваю лапшу. Молдаване тусуются рядом, пытаются залезть в рюкзак. Кидаю им по куску хлеба, а особо ретивый получает по ушам.
А потом был спуск по старой лесовозной дороге, под луной. В балок я пришёл в 21 час. Ребята уже начали волноваться.
Пьём чай, становится понятно, как я буду сосуществовать с ними дальше. Вываливаю продукты на общий стол, оставив себе только дневные перекусы, заварку и сахар в пластиковой бутылке.

День четвёртый.
Сегодня со мной идёт Рома, один из ребят, лесорубов. Он не поехал вниз, остался специально, что бы походить со мной. Решаем пройти верховья Изюбриного ключа. Выходим поздно, часов в 11. Уже вовсю светло, морозец 7 градусов. Переваливаем по волокам в Изюбриный ключ, попутно просматривая распадки. Рома идёт низом, я – верхом. Периодически общаемся по рации, корректируя свои действия. Первый проход результатов не приносит. Уходим в боковой ключик. На одном из перекуров вдруг тайга выдаёт странный звук. «Кабаны» - говорит Рома. Прислушиваюсь. Точно. Где- то наверху, на правой стороне распадка. Но они нам не нужны и мы лезем дальше. Есть нестарый след! Ланка, судя по помету, прошла хребтиком, перевалила и ушла вниз. Разделяемся. Рома идёт вниз, в распадок, а я иду хребтом. На хребте – старая гарь, обильно заросшая молодой берёзой и осиной. Самое изюбриное место. Много старых следов, помёт. Медленно обхожу южак. Рома вылезает наверх, идём дальше вместе. С хребта открывается вид на Сихотэ-Алинь. Останавливаемся фотографироваться.






«Смотри. Смотри на мыс»
«Что там?»
«Кабаны!»
«Где?»
« Правее лесины, под липой»
И точно, вижу кабана. Что-то вынюхивает. Замеряем дальномером – 400 метров. Стрелять не буду. А из под деревьев вываливается ещё штук 6 и медленно идут вниз по мысу. Ну и фиг с Вами.
Спускаемся в распадок, варим чай и отдохнув уходим на базу.

День пятый.
Есть ещё один мыс, неосмотренный нами. Старая геологическая дорога на стыке реки Фасольная и Бараньего ключа. Решаем отправиться туда и проверить тамошние южаки. Приятное место, много аралии. Я там бродил осенью. Я вылезаю по волокам на дорогу, а Рома терпеливо ждёт в пади. Маршрут короткий. Ничего. Всё старое. Ходили они там, активно ходили. Но не вчера. Решаем сегодня устроить день отдыха и уходим на базу.
Я снимаю наледи. Удивительное природное образование. В одном месте лёд прозрачен, как стекло.









В 15 часов мы уже в балке. Обедаем и валимся спать.

День шестой.
Всё, последний день. Ну и где это тварь с рогами? Где он прячется? Как сделать так, что бы наши пути пересеклись. И чего я только не делал. И молился, и шаманил. И решил, что брошу курить, если стрельну. А сигарет уже совсем не осталось, и поэтому всё было проще.
Выходим в 9-30 и по самому дальнему волоку начинаем подъём на хребет. Задача на сегодня – просмотреть верховья нашего, Соболиного ключа, уйти по хребту в Изюбриный и просмотреть боковые распадки, которые мы не просмотрели. Волок постепенно выходит наверх.
«Вот тут они ходили, когда мы приехали» - говорит Рома и показывает на противоположный склон распадка. Идеальная позиция.
И опять шаг за шагом я иду по хребту. Вверх, вниз. На заросшем мысу находим две лёжки. Всё старое. Лежка идеальная. Ветра нет, солнышко, всё просматривается.














Спускаемся в ключ. Снимаю с себя бинокль и дарю Роме, в знак благодарности за потраченное на меня время. Выпиваем припасённый для «накровях» коньяк и уходим на базу.
Всё.
Следующая попытка будет в сентябре. Никуда он от меня не уйдёт.
Tags: Гористо-ледовое, Жизнь. Так как она есть., Оутдор, Охота, Приморье, Экипировка.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments